базилио

ОБОРЗЕНИЕ СЛЕПОГО КОТА

хороший человек-не профессия..

Previous Entry Share Next Entry
КАЗАХСТАН глазами русского
базилио
dr_rusi4
Оригинал взят у leon_rumata в КАЗАХСТАН глазами русского
Оригинал взят у mamlas в Казахстан глазами русского
Евгений Супер © «Однако»

Коллега верно отметила, что для содействия процессу евразийской интеграции неплохо было бы потрудиться над описанием жизненного уклада, менталитета и особенностей наших соседей.

Так, чтобы стало понятно с кем мы вообще намерены воссоединяться и что нас ждёт на этом пути (поверьте, молодёжь, да и многие взрослые, не имеет об этом никакого представления).

Дело благое, давайте поговорим про Казахстан с позиции ничего не знающего о нём гражданина России.

Несмотря на то, что живу я в городе на границе с Казахстаном, впервые попасть к соседям мне довелось сравнительно недавно – в 2010 году. С тех пор я был там неоднократно и сумел за рулём изучить область от г. Актобе (Актюбинска) до г. Атырау (Гурьев), побывав в самых разнообразных жизненных ситуациях. Самые яркие впечатления – первые, поэтому и буду вспоминать, что произвело на меня наибольшее впечатление именно во время первых поездок в Казахстан.

Первый контакт

Забегая вперёд, скажу, что главной отличительной чертой казахов, после тесного знакомства с ними, считаю непосредственность (вторая яркая черта – любовь к внешнему эффекту). Многие путают её с необразованностью, дикостью и азиатчиной, но это не так. Это именно незамутнённая, местами наивная, почти детская непосредственность, которая лично мне сходу полюбилась.

На таможне казахстанские пограничники предупредили нас, что на территории Казахстана нужно ездить с местной автостраховкой, иначе нас ждёт суровое наказание (там вообще очень суровые наказания на дороге, но об этом позже). Страховку можно будет купить в ближайшей деревне. На вопрос - где именно - был дан ответ: «Ну, там вывеска такая - «страховка» и ещё «бэха» белая стоит (слово «бэха» было произнесено с нескрываемой гордостью, как будто это была машина самого пограничника)». Ладно, поехали…

До Алимбетовки (та самая деревня) добрались быстро, проехали вдоль и поперёк, но пункта страхования так и не нашли. Зато нашли магазин продуктов «Шолпан», АЗС, железнодорожный переезд, пару раз залетели в дорожные ямы (на обратном пути таки прокололи в одной из них колесо), но никакого офиса так и не увидели. Пришлось обращаться за помощью к местным.

«Офисом продаж» оказался обычный деревянный дом, с виду неотличимый от его окружающих. Правда, к забору была прислонена старая покрышка, на которой белой краской – её мы и не приметили, ожидая увидеть именно вывеску на фасаде. А во дворе стояла та самая белая «бэха», оказавшаяся видавшей виды «БМВ», как у нас говорят, «девяносто лысого года».

Заходим в дом (дверь открыта настежь) – никто не встречает. Мнёмся, не решаясь пройти, зовём хозяев. Минуты через три, когда мы уже было решили уходить, появляется хозяйка – молодая миловидная казашка с грудным ребёнком на руках. Виновато просит нас пройти подождать в комнату. В комнате ещё один мальчуган, постарше, при виде нас испуганно убегает, оставив на полу разбросанные игрушки. Все стены и пол убраны коврами преимущественно красного цвета. Всё скромно, но аккуратно – никакого намёка на то, что здесь продают страховки.

Девушка кричит куда-то в глубь дома «Кайрат!». Кайрат не отзывается. Посмотрев на нас всё с той же виноватой улыбкой, вновь кричит уже настойчивее «Кайрат! Кайрат!».

В этот момент мы впервые поняли, что попали в какое-то особенное место, и теперь для нас всё будет не так, как дома.

Кайрата пришлось будить нам самим. Им оказался молодой казахский парень, который так крепко уснул, что жена не могла его поднять с койки. Сев на кровати, он широко зевнул и первым делом предложил нам выпить чаю (нигде я не пил столько чая, как в Казахстане). Но мы отказались, верно полагая, что тогда процедура затянется, а мы и так уже выбивались из графика.

Менеджер по продажам страховок выписал нам необходимый документ, не нашёл сдачи (мы простили) и в качестве компенсации пообещал на обратном пути обязательно напоить чаем. В лёгком недоумении мы покинули «контору» и продолжили свой путь в областной центр – город Актобе.

Актобе

Дорога в 100 с не большим километров от границы до Актобе – это сущий ад. Тягаться ней могут только разве что дороги Башкирии. Дорога настолько плоха, что автомобилисты в некоторых местах проложили параллельный путь по степи. Некоторые подъёмы заставили содрогнуться, представляя участь бедных водителей большегрузов на них, особенно зимой. Определённо, дороги – такая же беда для Казахстана, как и для России.

Только перед самым Актобе нас встретило приличное дорожное покрытие, позволившее переключить на долгожданную четвёртую передачу и облегчённо откинуться на спинки кресел. Одновременно с этим, стал меняться и пейзаж за окном – редкие деревушки сменились коттеджными посёлками, а вскоре, по правую сторону, распласталось что-то внушительное, огороженное узорным забором и набирающей силу зеленью. Как потом объяснили – это летняя резиденция Нурсултана Назарбаева, куда вход праздношатающимся, естественно, закрыт.

Окраина Актобе застроена привычными нам хрущёвками, кое-где -- с советской символикой в кирпичной кладке, перемежающимися простыми одноэтажными деревянными домами. Однако очень быстро их место заняли современные жилые комплексы, торговые центры, дилерские автопавильоны и высотные здания.

Мы ожидали чего угодно, но только ни этого. Проехав всего сто километров от нашего депрессивного промышленного города (примерно такого же по численности населения, как и Актобе), мы будто попали в какой-то не самый большой, но благоустроенный европейский центр. Нет, правда: во-первых, широкие проезжие части, перестроение по полосам, которых нам, как дремучим провинциалам, далось не сразу. Во-вторых, современная европейская архитектура – бетон, стекло, первые этажи зданий изобилуют вывесками. Это уже не облезлая от старости доска с намалёванным на ней «Шолпан» – это «Адидас», «Мерседес-бенц», всякие модные бренды одежды и «Айсторы».

Всё это великолепие сопровождается радующим душу городским движением, что усиливает ощущение контраста, как с соседней оренбургской областью, так и с казахским же бездорожьем.

Кстати, русских машин здесь почти нет. Массовый автолюбитель ездит на подержанных «немцах» – старенькие «пассаты» и «омеги» в большом ходу, особенно в кузове универсал. Те, кто побогаче, ездят на дорогих японцах. Такое количество «Тойота Лэнд Крузеров» на дорогах можно наблюдать разве что в Токио или во Владивостоке. Те же, кто зарабатывает особенно хорошо, предпочитают новые «БМВ» -- машина дорогая в обслуживании, не самая приспособленная для местных условий, но, несомненно, «понтовая».

Поколесив по центру, мы порядком проголодались, и сопровождавший нас местный товарищ указал на, по его словам, «лучшее заведение» в городе. Мы ожидали увидеть пафосный ресторан под стать окружающим наш «Порш Кайенам», но оказались в небольшом тесном подвальчике на пять столиков, чем были вновь изрядно удивлены. Однако по-настоящему отвисли наши челюсти, когда мы изучили небогатое меню заведения. Получалось, что заплатив 500 рублей в казахском эквиваленте за троих, мы бы ни за что не съели выдаваемое за них количество еды.

Как оказалось вскоре – съели. Таких вкусных мантов мне пробовать ещё не приходилось, и в дальнейшем, посещая город, мы непременно наведывались в это скромное заведение.

Что ещё бросилось в глаза. Так как мы приехали накануне 9 мая, весь город был завешен праздничными плакатами, флажками и прочей атрибутикой. Это приятно удивило. День Победы здесь -- по-прежнему большой праздник, как и у нас. В офисе местного сотового оператора, нам, в качестве презента, выдали алый шёлковый платок с вышитым в уголке «9 мамыр» («9 мая» по-казахски). Спасибо вам за это, дорогие казахи.

Немало (мягко говоря) в городе изображений и Нурсултана Назарбаева. Он взирает на нас с огромных плакатов на стенах многоэтажек, жмёт руку ветеранам войны на билбордах, поздравляет жителей Актобе с растяжек. На секунду я представил себе российский город, завешенный портретами Путина (не в преддверии выборов, а во вполне «мирный» период), и тут же прогнал нарисовавшуюся в воображении картину как нереалистичную. Почему-то у нас такое даже вообразить трудно, а местные же жители относятся к изображениям Нурсултана Абишевича вполне терпимо. То ли привыкли, то ли мыслят иначе.

К слову сказать, многие бывавшие в Актобе в начале 2000-х наверняка сейчас не верят моим словам.

Действительно, в тот период город вообще ничем не походил на описанную мной выше картину. Однако в середине 2000-х он, как и весь Казахстан, пережил период взрывного роста. Я помню то время. Тогда вся наша городская строительная промышленность работала на соседа, наплевав на внутренние контракты, потому что Казахстан, как сумасшедший, выбирал все объёмы, и казалось -- тому не будет конца. Конец, увы, случился уже в 2008 году – республику накрыло даже раньше, чем Россию. Впрочем, теперь ситуация постепенно нормализуется, хотя былого стремительного развития уже нет.

Люди

Выходя на улицы Актобе, в глаза сразу бросается их стерильная чистота. Эта чистота вновь повергает меня в тяжёлое раздумье. Почему в ста километрах от этого места тяжело пройтись по центральному проспекту, не наступив в смачно размазанную по асфальту соплю или в разорванную пачку из-под чипсов? Что здесь, люди другие или полиция строже наказывает тех, кто мусорит (полиции на улице, кстати, я здесь вообще не замечал)? А может, это Назарбаев с плакатов внушает такой трепет горожанам?

Позже мы попали на площадь с изумительной белой мечетью и уютным парком перед ней (напротив, кстати, возвышается не менее изумительная церковь). Перед мечетью к фонарикам прикреплены аккуратные таблички с надписью: «Чистота – половина веры». Может быть, в этом секрет опрятности казахского города?

Ещё одна отличительная черта – на улице очень много мужчин в деловых костюмах. Столь же аккуратных, как и окружающие аллеи. Женщины же одеваются довольно неброско, будто намеренно стараются не выделяться из толпы. Молодёжь выглядит, как и подобает современной молодёжи, – в модных, на тот момент, мешковатых штанах, толстовках и с рюкзаками. В общем, ещё один разрыв шаблона для приготовившихся увидеть юрты с дикарями посреди голой степи.

Я вообще поймал себя на мысли, что воспринимаю Казахстан как какой-нибудь оголтелый европеец, впервые приехавший в Россию, и удивляющийся, что его не встречают пьяные медведи с балалайками. А ведь меня никто специально не настраивал, и невежество моё крылось исключительно в недостатке сведений о современном Казахстане, который мозг восполнял типовыми шаблонами.

Люди здесь очень открыты – заговорить можно с любым встречным и о чём угодно. Кстати, никаких проблем с языком у нас не было. Дети изучают в школе русский, казахский, один иностранный язык на выбор и, в обязательном порядке, русскую литературу.

Кстати, о языке. Казахский язык очень похож на татарский, башкирский (относятся к одной подгруппе тюркских языков), имеет некоторое сходство с азербайджанским и турецким (другая подгруппа). К нему быстро привыкаешь.

В ходе нашей поездки, нам нужно было посетить немало деловых людей и, таким образом, мы сумели ознакомиться и с местной спецификой ведения бизнеса. Поговорим о ней чуть позже. Пока же отмечу, что нас без проблем встречали в своих кабинетах самые крутые воротилы. И всегда внимательно выслушивали, даже без предварительного звонка или записи. Достаточно было сказать, что мы из России и нам нужен их мудрый совет и содействие.

А вот что неприятно кольнуло, так это угрюмые лысые бородачи в чёрных одеяниях. На вопрос - кто это такие - наш сопровождающий нахмурился и брезгливо сказал: «Ваххабиты». На тот момент их было не очень много и заметны в толпе они были, в основном, из-за своего внешнего вида, но уже тогда их старались обходить стороной. Вскоре же Казахстан накрыла волна ваххабитского террора, которому я, в частности, посвятил немало материалов именно потому, что видел своими глазами, насколько он несвойственен и антагоничен республике.

Деньги и бизнес

Заработки в Казахстане невысоки, цены тоже, что делает жизнь в целом сносной. Правда, говорят, что теперь, с началом полноценной работы Таможенного союза ситуация изменилась в худшую сторону. Главным образом, -- за счёт введения пошлин на китайские товары. Пару же лет назад, здесь легко можно было купить себе джинсы за 200-300 рублей, в то время как в нашем городе, на границе с Казахстаном, точно такие же стоили 1200-1500 руб. Такая же история с автомобилями. Отмеченное нами выше обилие подержанных немецких машин объяснялось лёгкостью их ввоза на территорию республики. Теперь же и эта лавочка закрылась. Впрочем, немало жалоб на прущий из Казахстана поток дешёвых овощей мне приходилось слышать и от наших оренбургских предпринимателей. Поэтому вопрос о том, как реально поменяется благосостояние граждан после введения ТС, оставим на тот момент, когда будут достигнуты результаты, ради которых он вводится (эти результаты -- как раз "импортозамещение", благодаря которому должны пожухнуть торговцы-посредники и подняться производители).

Поговорим о бизнесе. Казахи, как и все азиаты, страсть как любят торговать. Отношение к предпринимательству здесь в целом более терпимое, чем у нас, и торговля в массовом сознании не считается чем-то заведомо порочным. Правда, если приходится выбирать, то казахи предпочитают чиновничье кресло месту в торговой палатке, но это уже, наверное, издержки кризиса.

В Казахстане огромное значение имеют связи. Гораздо большее, чем деньги. Вы можете привезти сколь угодно выгодное предложение, правильно его презентовать и вас встретят с распростёртыми объятиями, так что вы на 100% будете уверены в успехе предстоящей сделки. Но пройдёт день, два, три, и окажется, что казахские партнёры забыли про вас, едва вы вышли из их кабинета. Всё потому что «за вас не попросили заранее».

Другое дело, если за вас поручился кто-то из уважаемых вашими партнёрами людей. Это может быть местный бизнесмен, чиновник или просто родственник. Тогда с высокой долей вероятности сделка состоится.

И ещё одна особенность – с казахстанскими бизнесменами советую работать только по предоплате. Не подумайте, что я хочу обвинить их в нечистоплотности, -- это, скорее, тоже особенность менталитета, которую нужно знать обязательно. И это не только моё, основанное на личном опыте мнение, – это мнение всех бизнесменов нашего города, ведущих дела с соседями.

Казахские торговцы умеют пустить пыль в глаза – тут им нет равных. Новички, впервые попав к ним на достархан, перед заключением контракта часто теряют бдительность. Как можно не поверить таким радушным людям? И начинается: "Давай ты нам товар поставишь, а мы через неделю всё оплатим?". Однако, как только казахи получают товар в своё распоряжение, они моментально забывают про свои слова. Лица их бронзовеют, голоса леденеют и вообще складывается впечатление, что неделю назад вы братались вовсе не с этими людьми.

Ещё раз – это не упрёк. Это реальность, которую нужно знать. Лично мне показалось, что в корне такого отношения лежит вовсе не желание навариться за ваш счёт, а какая-то подсознательная тяга к торговому плутовству. Это что-то вроде спорта и проверки нового партнёра на стойкость. А ещё это лишнее напоминание – не подстраховавшись местными связями, сюда лучше не соваться.

Зато, если вы смогли устоять перед обольстительными чарами и продавить работу на ваших условиях (то есть, по 100% предоплате), то никаких серьёзных проблем у вас уже не возникнет – с казахами можно вести многолетний, стабильный бизнес.

Дороги и полицейские

Помню, как нас стращали перед первой поездкой лютыми казахскими полицейскими и гигантскими штрафами. Действительно, наказания на дороге здесь куда суровее российских – даже за трещину на лобовом стекле вам придётся серьёзно раскошелиться.

…Первый раз нас остановили на трассе уже на выезде из Актобе. С машиной и документами всё было в порядке, но вспоминая рассказы знакомых, мы слегка волновались – всё-таки чужая страна и чужие законы. «Гаишник» (здесь их называют «Жол полициясы» -- дорожная полиция) был совсем молодой и полный паренёк, похожий на Кунг-фу панду. Лучезарно улыбаясь, он первым делом протянул мне руку поздороваться. Как старому знакомому. У меня даже мелькнула мысль, что, может быть, мы и правда где-то виделись, но как потом нам рассказали, это нормально – так здороваться с полицейскими. Документы он просмотрел мельком и сразу отпустил. Вот такие вот суровые казахские полицейские.

Потом было ещё множество встреч с ними и первое радужное впечатление несколько изменилось. Здесь также сидят в засадах с радарами, также ловят под малозаметными за листвой дорожными знаками. Здесь и правда, норовят покарать за каждую мелочь. Но, как и у нас, строгость закона компенсируется необязательностью его исполнения. Даже в большей степени, чем у нас. Поясню на примере.

Останавливает нас как-то полицейский за что-то серьёзное, вроде проезда под запрещающий знак (не нарочно нарушили), и очень строго отчитывает, готовясь выписывать протокол. И тут наши казахские сопровождающие начинают рассказывать ему о том, сколько мы уже проехали и как мы устали и что виноваты и больше так не будем (всё это правда). Я думал, они ему сейчас взятку предложат, но нет. Полицейский подумав, убирает протокол, отдаёт документы и прощается. И так почти всегда. Честное слово, более человечных полицейских, я в жизни не видел.

Но вот, пожалуй, самый характерный пример, на котором я и закрою тему.

От города Уральск до города Атырау через степь проходит идеально ровная и прямая, как стрела, трасса – итальянцы строили. Особенность местности такова, что на протяжении 500 километров вокруг почти нет населённых пунктов – одна заснеженная степь и редкие АЗС. Такой тошнотворной трассы я ещё не видел, особенно ночью, когда вообще становится непонятно – едешь ты или уже 2 часа стоишь на месте.

На этой трассе, среди ночи в лютую пургу, с нами случилась беда – развалился сальник коленвала и незаметно вытекло всё моторное масло. Это значит, что двигаться дальше мы не могли. И просто завести мотор, чтобы погреться -- тоже.

Ночью в степи на ураганном ветре в минус 30 градусов машина полностью остывает минуты за полторы. Потом приходит наша очередь. Ситуация усугубляется тем, что сотовая связь здесь не действует, а машины проезжают крайне редко. Короче – беда.

Ничего, кроме как ждать попутку, надеясь не окоченеть за это время, нам не оставалось. Когда мы уже говорить не могли от холода, стали появляться машины, но они не останавливались на наши просьбы, а проносились мимо. Один единственный автомобилист, который остановился, отказался брать нас на буксир даже за деньги и умчался прочь.

Когда мы уже готовы были встать на колени и молить о помощи, на горизонте показался полицейский автомобиль – старенькая баклажановая вазовская пятёрка. Даже не дорожная, а просто полицейская. Экипаж остановился, оценил наше бедственное положение и без лишних разговоров взял на трос. А ехать до ближайшего сервиса в Уральске нам предстояло очень прилично. Иногда нам попадались подъёмы, на которых пятёрка не могла затащить нас своими силами. Тогда полицейские останавливали мимо проезжающую машину помощнее и просили затащить нас наверх. Никто теперь не отказывал.

В итоге, ребята доставили нас до сервиса, за что мы дали им немного денег и распрощались. В определённом смысле, суровые казахские полицейские, которыми так пугали нас на Родине, спасли нам жизнь.

Заключение

Конечно, в двух статьях я не мог осветить все аспекты жизни наших соседей – я написал лишь про то, что мне особенно запомнилось. Главное, что я хотел донести – казахи очень близки нам по духу, но обладают своими особенностями, которые мы должны учитывать, коли хотим дружить и развиваться вместе.

Я намерен в скором времени вновь посетить эту страну, чтобы выяснить, как повлиял Таможенный союз на жизнь казахов, чем увлекается и о чём думает современная казахская молодёжь, и как местные жители расценивают перспективы евразийской интеграции. Как узнаю – сразу же вам расскажу.

?

Log in